Музыка, песни, биографии

Ханон, Юрий

Ханон, Юрий

Юрий Феликсович Соловьёв-Савояров

16 июня 1965 (47 лет)

Ленинград, РСФСР, СССР

СССР Россия

композитор, кинокомпозитор, педагог, пианист, писатель

баритон, фальцет

рояль

академическая музыка, опера, балет

Юрий Ханон, Юрий Ханин (до 1993 года)

«Евро-Оскар» за лучшую музыку (1988)

Юрий Хано́н (Юрий Хано́нЪ, до 1993 года Юрий Ха́нин; наст. имя Юрий Феликсович Соловьёв-Савоя́ров; род. 16 июня 1965, Ленинград) — советский и российский композитор, лауреат первой премии Европейской киноакадемии (FELIX) за 1988 год и дипломант российской премии «Ника» за 1989 год.

Получив известность в 1988—1992 году в кинематографе, на телевидении и серией концертов, с 1993 года Юрий Ханон ушёл в тень. Среди академических композиторов Юрий Ханон выделяется своей крайне независимой, жёсткой позицией и замкнутым, герметическим образом жизни и творчества.

В 1988 году окончил Ленинградскую государственную консерваторию им. Римского-Корсакова по классу композиции (профессор Владимир Цытович). Однако своими реальными предшественниками и учителями Юрий Ханон называет двух композиторов-идеологов, особых в истории музыки: Александра Скрябина и Эрика Сати.

Юрий Ханон — композитор, философ, кроме того, работает как писатель, художник, студийный пианист и ботаник-селекционер. Внук знаменитого в дореволюционном Петрограде артиста-эксцентрика, автора множества популярных песен и куплетов, Михаила Савоярова. Юрий Ханон отличается независимым и герметичным характером, ведёт замкнутый образ жизни, никогда не состоял и не состоит ни в одной профессиональной организации. После 1992 года прекратил какие бы то ни было публичные выступления, интервью, концерты, телесъёмки и любое тиражирование своей музыки, полностью сконцентрировавшись на работе «в обществе самого себя».

— проф.В.Тихонов «Империя Белой Маски» (изд. Хангёре Синмун, Сеул, 2003).

Из всех произведений наибольшей известностью в 1998—2008 годах пользовалась балетная миниатюра «Средний дуэт» на музыку Ханона (первую часть Средней симфонии), поставленная Алексеем Ратманским в 1998 в Мариинском театре (номинация на премию «Золотая маска»), а в 2006 в Большом театре и театре Нью-Йорк Сити-Балет.

— (Татьяна Кузнецова, «КоммерсантЪ»)

Весьма показательным и наглядным для более точной картины существования творчества этого автора является следующий факт: «Средний дуэт», показываемый по всему миру и поставленный на самых больших сценах, все десять лет использовался всеми вышеперечисленными (и многими другими) театрами и антрепризами пиратским образом, то есть — без составления авторского договора и отчислений.

С самого начала творческой «карьеры» свой род занятий (или профессию) Юрий Ханон настойчиво не обозначал словом «композитор», «писатель» или «художник». Занятие любым творчеством он видит как наименее существенную из своих возможностей. Композиторов и художников на этом свете, по его представлению, и без него более чем достаточно. «Невозможно выйти днём на улицу, чтобы не споткнуться о тело какого-нибудь очередного композитора или писателя», — так он объяснял свои взгляды в одной из статей 1993 года. Основными своими задачами он всегда считал не само искусство, а доктрину или систему, жёстко воплощаемую средствами того искусства, которым он занимается в данный момент, будь то живопись, музыка, литература или прямое изложение философии. Именно поэтому Юрий Ханон всегда определял свою профессию словом не композитор, а «каноник» (лицо, определяющее правило).

— ( Виктор Екимовский, «Автомонография»)

Начиная с 2009 года Юрий Ханон полностью перешёл на так называемый «реверсивный» метод творчества, когда «одна партитура пишется вперёд, а другая — назад, к своему полному уничтожению». Действуя таким образом, он рассчитывает полностью уничтожить все свои ранее написанные сочинения, как опубликованные и исполненные, так и не изданные.

Юрий Ханон работал в кино крайне непродолжительное время, всего три года (1988—1991). Первую свою работу («Дни затмения» кинорежиссёр А.Сокуров) он написал, будучи ещё студентом консерватории. Однако, несмотря на европейский успех, вторая его работа стала фактически последней. Сделав всего три кинофильма, из которых первый был отмечен Европейской киноакадемией призом «ЕвроОскар» (Felix) за лучшую музыку в кино («Дни затмения», ноябрь 1988 года, Западный Берлин), Юрий Ханон более уже не возвращался к работе в кино и для кино. На десятки предложений кинорежиссёров о сотрудничестве всякий раз отвечал отказом. С 1991 года Юрий Ханон прекратил также и всякую публичную деятельность и полностью сконцентрировал себя на главной работе, которая, по его выражению, может происходить только наедине «между кончиком карандаша и бумагой».

…Неведомое ранее мне волнение испытываю, когда представляю себе блестящее будущее совсем ещё молодого, но уникально талантливого композитора Юрия Ханина, ленинградца. Сквозная мелодия пластинки, как одинокий голос, живущий в человеке, напоминает о величайшей грусти размышлений о конечности жизни и о величии одухотворённой талантливости — это фрагменты сочинений Ханина к фильму «Дни затмения». Скорбное бесчувствие нашей жизни должно отступить перед величием гармонии искусства

— Александр Сокуров, аннотация к пластинке

«Одинокий голос человека» («Мелодия», Ленинград, 1988 г.)

Киноленты, в которых принимал участие Юрий Ханон:

Призы и премии:

В период с 1988 по 1991 годы Юрий Ханон выступил в серии симфонических и камерных концертов, прошедших в крупнейших музыкальных центрах России (Москва, Свердловск, Ленинград, Казань) и в Европе (Париж, Нуи, Турин). Турне сопровождалось шумным, иногда скандальным успехом. Наиболее громкий резонанс имели четыре концерта Юрия Ханона («Музыка Собак») в Москве на премьерном показе кинофильма «Дни затмения» (ДК ЗВИ, 1-4 декабря 1988 года). На это же краткое время (1989—1991) Юрий ХанонЪ принудил себя исполнять обязанности «медийной» персоны, давая в течение трёх лет десятки интервью для TV, радио, прессы. Даже в самые бесцензурные годы перестройки, он позволял себе до такой степени откровенные по отношению к музыкальному и государственному истеблишменту высказывания, что даже известный своим свободомыслием режиссер Марк Захаров вынужден был вырезать интервью Ханона из своей «Кинопанорамы». Примерно по той же причине цикловая рубрика «Ханинские Чтения» в рамках знаменитого «Пятого Колеса» на ленинградском телевидении была закрыта после первого же эфира.

Впрочем, Юрий Ханон за краткое время своей публичной и концертной деятельности исполнял далеко не только свою собственную музыку. Наиболее шумные и успешные его концерты в Ленинграде, прошедшие в 1990—1991 году так и назывались: «Засушенные эмбрионы» (Эрик Сати, Юрий Ханин). На этих концертах впервые в России было исполнено большинство вокальных сочинений эксцентричного и оригинального французского композитора Эрика Сати, впервые на русском языке. Также Юрий Ханон в своих программах исполнял в странном соседстве фортепианные произведения Сати и Скрябина. Кроме того, Юрий Ханон «приводил в исполнение» и произведения некоторых других французских композиторов, последователей и современников Сати. Так, ему принадлежит честь первого исполнения в СССР и России вокального цикла «Сельскохозяйственные машины» Дариуса Мийо. Это произведение для женского голоса и семи инструментов было исполнено в малом зале Ленинградской консерватории — в 1987 году, тоже впервые на русском языке.

В 1992 году английской звукозаписывающей фирмой «Olympia» был выпущен компакт-диск, составленный из трёх симфонических произведений Ханона: «Пять мельчайших оргазмов», «Некий концерт» для фортепиано с оркестром и «Средняя Симфония».

Музыка именно с этого диска время от времени (без согласия автора) попадает в российские и зарубежные театральные постановки, а также в саунд-треки кинофильмов и телепрограмм. Это — единственный диск, выпущенный автором в публичный прокат. Более десяти последующих мастер-дисков Юрий Ханон не выпустил в производство.

После 1992 года Юрий Ханон прекратил концертную и публичную деятельность и полностью «ушёл в тень», ограничиваясь работой в одиночестве над своими партитурами, книгами и картинами. Практически все предложения и инициативы известнейших мировых и российских музыкантов-исполнителей остались без последствий и реализации:

— (Владимир Ашкенази: «Жизнь без музыки была бы ошибкой», интервью.)

Ни этот диск, ни десятки других проектов, в которых по замыслу организаторов должен был участвовать Юрий Ханон, не состоялись и не имели продолжения. После ухода из публичного пространства единственный концерт, в котором его музыка исполнялась наряду с другими композиторами (Екимовский, Янсен, Жоскен Депре), состоялся в марте 2000 года в Эрмитажном театре, где с большим резонансом было исполнено сочинение для фортепиано и камерного струнного оркестра «Убогие ноты в двух частях». Впрочем, и в этом событии автор также не участвовал и на концерте лично не присутствовал.

— ( Борис Филановский, «Насущная пиротехника»)

Юрий Ханон в качестве писателя эссеиста и беллетриста работает с 1983 года. Однако, равно как и в своей музыкальной части творчества, он в течение всего этого времени не был обеспокоен публичной судьбой своих сочинений. За исключением романа «Скрябин как лицо» и одного небольшого рассказа, все свои произведения художественной прозы он писал прямо «в стол» безо всякого расчёта на публикацию и ни разу не поднимал вопроса о выпуске в тираж. Его перу принадлежит более сорока небольших рассказов, пять повестей (самые крупные — «Чернеющий на срезе» и «Повесть о той жизни») и роман «Кост-Малламырский синдром», ни одно из этих произведений не опубликовано. Стиль этой прозы — тяжёлый, вязкий и перегруженный словесной игрой, пожалуй, может быть расположен между «Чевенгуром» Платонова и поздними рассказами Хармса. Всего один маленький рассказ «Моя маленькая правда о той войне» (адаптированный отрывок из романа «Кост-Малламырский синдром») был почти случайным образом опубликован в московском журнале «Место печати» (№ 5, 1994).

В 1993 году по настоянию издателей Ханон опубликовал цикл (более двадцати) статей «Тусклые Беседы», в которых в провокационной и саркастической форме ознакомил читателей с основными положениями своей доктрины (газета «Сегодня», С-Петербург, апрель-ноябрь 1993). Точно таким же образом их публикация через полгода была прервана автором. Сегодня практически все эти, а также некоторые другие цикловые статьи представлены на различных Internet-ресурсах.

Совершенно особняком стоит роман «Скрябин как лицо» (издательство «Лики России» совместно с Центром Средней музыки, С-Петербург, 1995 год) — это очень толстая книга (почти 700 страниц), которую Юрий Ханон написал специально для создания элитного предмета книжного искусства. И литературный стиль, и язык разительно отличается от рассказов и повестей этого автора. Это роман в мемуарах, основанный на личных воспоминаниях автора, в течение более двадцати лет близко знакомого с композитором Александром Скрябиным. Повествование ведётся от первого лица, тоже композитора, который попеременно предстаёт под фамилией Юрий Ханон или Ханин. Язык и стиль — лёгкий, местами даже нарочито разжиженный, в целом основанный на разговорном и литературном языке первых двух десятилетий XX века.

— ( Виктор Екимовский «Автомонография»)

Особую часть проекта составляет собственно издание книги как предмет книжного искусства. Представляя собой тотальный авторский продукт, книга была издана в стиле дорогих подарочных изданий XIX века, тиражом 2000 обыкновенных экземпляров и ещё более 151 элитных (разделённых на нумерные и именные), в кожаном переплёте (в стиле и по технологии XIX века). Текст, редактура и художественное оформление вплоть до форзацев и обложки полностью выполнены автором. Книга в свободную продажу почти не поступала, нигде не рекламировалась и большого резонанса не имела, за исключением профессиональных кругов.

— Александр Буров, «Петербургский книжный вестник», рецензия на книгу «Скрябин как лицо»

— Аннотация издательства «Лики России»

В 2010 году Центр Средней Музыки совместно с издательством Лики России выпустил в свет ещё один толстый труд из истории музыки: «Эрик Сати, Юрий Ханон. Воспоминания задним числом». Книга объёмом почти в 700 страниц не случайно имеет двух авторов: она написана в провокационной и свободной форме. В неё вошли все литературные произведения, критические статьи, заметки и даже записные книжки Эрика Сати, а также почти все письма, более шестидесяти рисунков и вся его жизнь, от рождения и до смерти. Это первая книга Сати и о Сати, вышедшая на русском языке.

Юрий Ханон: его статьи

Юрий Ханон: интервью и статьи о нём

↑ Показывать компактно